Черный Майк: «Слава Богу, он жив во мне, человек с брезентовым рюкзаком»

Михаил Авдюшев, или как он сам себя называет, Черный Майк – автор и исполнитель песен. Занимается авторской песней, но ближе всего по исполнению классический рок. Прекрасные бардовские песни, рок­-баллады. Автор, взрывающий жанровые рамки и обладающий невероятным магнетизмом. По словам Майка, он может петь, не повторяясь, 11 часов подряд, как свои, так и чужие песни. В его исполнении многое: от «Аукцыона» и Бориса Гребенщикова до казачьих песен. Майк убежден, что каждую песню надо пропустить через себя, иначе нет смысла выходить к слушателям. Его часто спрашивают: «Вы, наверно, байкер или ролевик?» Он ни то, ни другое. «Он интересный человек, талантливый поэт», – сообщает о шадринском исполнителе портал Bard.ru. Сегодня Михаил – гость редакции за нашим «Желтым столиком».

– Михаил, твоему творческому пути столько лет, что стоит напомнить нашим читателям, с чего все начиналось. В каком возрасте ты взял гитару и понял, что авторская песня это твое?
– Мое увлечение музыкой началось с песен Высоцкого, Окуджавы и Визбора. Гитара­семиструнка всегда была в доме родителей, но на ней особо не играли, просто висела на стене. Изначально, наверное, как и многие подростки, которых привлекают более яркие вещи, я пытался петь что­то из русского рока, бренчал на старенькой гитаре, а своя личная появилась у меня годам к 15­ти. К 17­18­летнему возрасту я переключился на стихи, которые затем перекочевали на музыку и стали появляться собственные песни.
Серьезным песенным творчеством занялся около в возрасте около 20 лет, и к этому времени у меня уже была обойма песен, с которыми я сразу начал выступать. Одним из первых моих выступлений был фестиваль «Город на Исети» в компании Игоря Денисова, Александра Нечеухина и Евгения Шелюбского. Потом, почти сразу начались первые поездки по фестивалям, где все очень удачно сложилось для меня как для начинающего исполнителя. На «Зеленой карете» мне дали возможность выйти на сцену, что для молодого автора очень важно. Можно сказать, с этого времени и началась моя кочевая жизнь – с каждым годом фестивалей и выступлений становилось все больше, появлялись награды и дипломы. Сейчас я чаще езжу в качестве гостя или выступаю в качестве организатора.

– Расскажи о фестивалях, где побывал в последнее время.
– В конце августа в Каменске прошел фестиваль «Зеленая карета», который за 18 лет стал для меня самым родным.
В Курганской области песенные фестивали появлялись и исчезали, но проверку временем выдержал только один – «Бардовские костры». Он прошел 8­10 сентября по традиции в Лесниках на берегу реки Утяк. В этом году в команду организаторов вернулись люди, которые стояли у истоков, подключились общественные организации, и получилось все очень хорошо и интересно. Было много гостей из Башкирии, Москвы, Омска, Тюмени.
В Далматово возрождается фестиваль «Рябиновый звон», который не проводился 13 лет.
Отрадно, то, что интерес к фестивалям есть у зрителей не только среднего возраста. Подрастает новое поколение, которое находит что­-то свое в самодеятельной песне.

– Какое место, по твоему мнению, занимает бардовский жанр в современной жизни?
– По моему мнению – это некая планка, на которую стоит ориентироваться. Этот жанр опирается на все те вещи, которых уже не хватает в современной жизни, и то, что сейчас осознанно и целенаправленно вытравливается – дружбу, любовь, честность, романтику… Когда все эти основополагающие человеческие ценности присутствуют, общество сплачивается, а человек остается человеком.
Во время фестивалей мы стараемся объединить людей вокруг этих понятий. Бардовские песни востребованы и очень нужны, ведь искреннее обращение к человеку важно и ценно. В самодеятельной песне, в лучших образцах этого жанра всегда идет упор на живое звучащее слово, то, чего нам сейчас недостает.
Сейчас сменились приоритеты, самовыражение все реже происходит через творчество. Может, это связано с тем, что культурное и творческое поле мельчает. Если его не подпитывать, не сохранять, оно перестает плодоносить, и превращается в пустырь или болото. Необходимо в этой ситуации что­то делать, и я наивно надеюсь, что усилия мои и моих товарищей принесут в будущем результаты. Люди, «заразившись» от нас, начнут сами что­то делать.
Я не исключаю, может, вот-вот что­-то проклюнется, земля у нас всегда была богата талантами. Например, в Каменске появилось объединение молодых авторов «Белый воробей». Я пересекался с ними на фестивале «Зеленая карета». Ребята очень интересные, у каждого свое лицо, пишут они очень здорово. Хотелось, чтобы и в Шадринске появилось что­-то подобное, ведь у нас очень серьезные поэтические традиции в городе.

– Говорят, что искусство рождается из сердца. Ты согласен с этим?
– Трудно сказать, откуда оно рождается. В мозге есть область, которая обеспечивает устойчивость, когда человек стоит на ногах. Так вот, потребность сочинять, мне кажется, исходит из того, чтобы устойчиво ощущать себя во времени, пространстве, окружении. Это помогает жить, чувствовать свою нужность…
Есть люди, которые меня упрекают, что мои песни, особенно ранние, хлесткие и жесткие, тяжело воспринимаются, даже угнетают подчас. Теперь стараюсь уходить на более глубокий уровень, по форме, это, наверное, выглядит спокойнее. В то же время, всегда стараюсь обращаться к слушателю и разговаривать с ним один на один. Если это напоминает рок­баллады или бардовские песни, как пишут обо мне, то пусть так и будет. Как у Окуджавы, «каждый пишет, как он дышит».
– Спасибо за беседу.
Ирина Николаева.
Фото Эдуарда Кутыгина, Петра Осинцева и предоставлено Михаилом Авдюшевым.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *