Введенский женский монастырь с. Верхней Течи

«Шадринский вестник» продолжает серию публикаций об утраченных храмах Шадринского уезда, в состав которого ранее входили населенные пункты некоторых соседствующих с Шадринским районов. Неоценимую помощь в подготовке материалов нам оказывает педагог, историк-краевед и экскурсовод Василий Перунов. Наш очередной материал – о Введенском женском монастыре с. Верхней Течи Катайского района (ранее это поселение входило в состав Шадринского уезда).

Село Верхняя Теча расположено в удивительно красивом месте. Сосновые леса, как сказочные богатыри, расположились по берегам р. Течи. Сейчас ранняя весна, но нетрудно себе представить, как она плавно скользит, изгибаясь на поворотах в летнюю пору. Снег в лучах ослепительного солнца, которое в нынешнюю зиму так часто баловал нас, даже не белый – он голубой.

Это сейчас Верхняя Теча у нас ассоциируется с печальными событиями, а когда монахи Далматовского монастыря в XVII веке освоили эти земли, река была полноводной, глубокой и богатой рыбой. Земли по берегам реки были плодородны, а леса – полны строительного материала и всяческого зверья. Все это не могло не поспособствовать быстрому заселению и освоению верхнетеченских земель. Вначале это была монастырская заимка, используемая только летом, но совсем быстро монахи стали тут жить постоянно. Построили дома, возвели часовню во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы. Таким образом, заимка превратилась в поселение Верхне­Теченское. Каким же образом здесь появился женский монастырь?

Далмат Исетский после строительства основного монастыря захотел построить невдалеке женскую обитель, (как поселение Далматовского монастыря). И в 1680 г. она была построена. В 1742­м, во время пожара (бич тех времен) деревянные здания монастыря сильно пострадали. А несколько ранее от набега степных орд тоже пострадало и поселение Верхняя Теча (кочевники его подожгли). И то, и другое восстанавливали силами монахов и местных жителей, а в 1743 г. уже в нынешнем селе Верхне­Теченском, в 45 верстах от Далматовского монастыря, открылся восстановленный и обновленный женский Свято­Введенский монастырь. Он имел не очень хорошую славу, так как туда ссылались распространительницы раскола, а при Бироне (время правления Анны Иоанновны) – и другие неугодные лица.

История гласит, что во времена правления Анны Иоановны была совершена попытка ограничить ее власть. Уж очень много было недовольных правлением императорского фаворита Бирона. Участником заговора был князь Григорий Дмитриевич Юсупов, который, как говорят, заболел и умер с горя, когда попытка не удалась. Дочь его Прасковья бросилась к колдунам, чтобы те чарами склонили императрицу на милость. Дело открылось, и княгиню Юсупову сослали в Тихвинский монастырь. В 1735 г. по доносу служанки, ее взяли в Тайную канцелярию. Ее обвинили в том, она ругает Анну, Бирона, говорила, что при Петре Великом Анну ее сестер никто царевнами не называл, а называли просто Ивановнами. Кроме того, ее обвинили в том, что она призывала к перевороту, говоря, что Елизавета Петровна была бы лучшей императрицей. За все это ее публично высекли, постригли, назвали Проклою и выслали во Введенский женский монастырь.

Однако и там она проявила неповиновение: сбросила монастырское платье, Проклою называться отказалась, за что и была наказана. Ее заковали в «ножные железа», в которых водили каторжников, и поставили караул у двери. И такой режим ей присудили пожизненно. Интересно, что когда уже в правление Елизаветы Петровны, когда все сосланные в монастыри по политическим соображениям были возвращены, монахиню Проклу по личному повелению императрицы велено было оставить в монастыре, не изменяя режима содержания. Дальнейшая судьба ее неизвестна. Видно, так в монастыре и умерла.

Продолжение следует.
Петр Осинцев.

Фото из свободных
источников.