Введенский женский монастырь с. Верхней Течи. Часть вторая

«Шадринский вестник» продолжает серию публикаций об утраченных храмах Шадринского уезда, в состав которого ранее входили населенные пункты некоторых соседствующих с Шадринским районов. Неоценимую помощь в подготовке материалов нам оказывает педагог, историк-краевед и экскурсовод Василий Перунов. Наш очередной материал – о Введенском женском монастыре с. Верхней Течи Катайского района (ранее это поселение входило в состав Шадринского уезда).

Интересно, что в правление Елизаветы Петровны, когда все сосланные в монастыри по политическим соображениям были возвращены, монахиню Проклу по личному повелению императрицы велено было оставить в монастыре, не изменяя режима содержания. Дальнейшая судьба ее неизвестна. Видно, так в монастыре и умерла.

В 1764 г., в годы царствования Екатерины II, монастырь упразднили, и что происходило с ним почти целых 100 лет, неизвестно. Только в 1860-м здесь была основана женская обитель под руководством Ксении Зыряновой, а в 1868 г. учрежден Свято-Троицкий Верхнетеченский монастырь. При нем была организована школа и небольшой свечной завод.

С 1870 г. школа превратилась в начальное училище для девочек, полностью содержавшееся за счет обители. Если учесть, что образование здесь получали девочки из простых семей, попасть туда было большой удачей для представительниц крестьянского (и не только) сословия. Мало того, что воспитанницы были на полном пансионе, они еще и получали образование и различные профессии: художников, портных, переплетчиков и т. п. Отметим, что к 1910-му в монастыре насчитывалось свыше 600 учениц и послушниц.

В Шадринске у Введенского женского монастыря действовало подворье, где жили мастерицы по изготовлению церковных облачений, шитых золотом и серебром. В Погадайской волости монастырь содержал собственный скотный двор, где работали трудницы, обслуживавшие крупный рогатый скот, получая молоко, сметану, творог.

Когда в России сменилась власть, казалось, это не заденет тихую уральскую обитель – кому могла помешать образовательная школа для девочек, хоть и с религиозным уклоном? Однако Свято-Троицкий монастырь закрыли одним из первых в 1920-м, монахинь изгнали, а все имущество частью распродали, а частью просто разграбили. В части храмовых зданий открылись мастерские по ремонту тракторов и другой техники.

Новейшая история обители началась с 1995 г., когда разрушенный почти до основания монастырь приехали восстанавливать матушка Серафима и священник Иустин с тремя помощницами. По указу Святейшего Синода, за подписью Алексия II, здесь вновь закипела жизнь, а обители вернули прежнее название. Монастырь, переживший в своей истории и пожары, и неоднократное закрытие, сейчас начинает новую страницу в истории. Медленно, постепенно приходит в себя. Его очищают от мусора, вставили евроокна, пытаются восстановить Храм Живоначальной Троицы, и там уже идут богослужения (пока только летом).

Главная кирпичная церковь монастыря считается основной его достопримечательностью. Построена она в исконно русском стиле, в духе тоновской архитектуры XVIII века (Константин Тон – русский архитектор, разработавший так называемый «русско-византийский стиль» храмового зодчества. Среди наиболее известных проектов К. Тона – храм Христа Спасителя и Большой Кремлевский дворец). Сегодня здание церкви украшают сверкающие синие купола, которые были установлены здесь во время реконструкции. Издалека кажется, что они украшены звездами и призывают своим путеводным светом паломников и верующих.

Несмотря на достаточно плохое состояние церкви, сегодня в ней проводятся богослужения. Практически полноценной жизнью монастырь живет летом, когда сюда заглядывают паломники и молятся иконам здешней церкви. В остальное же время церковь выглядит заброшенной, хоть и не теряет от этого своего векового величия.

Монастырь, как и раньше, живет своими трудами. Монахини выращивают овощи, есть небольшое подсобное хозяйство. И как-то верится, что все здесь наладится и потечет неспешная монастырская жизнь.

Петр Осинцев.

Фото Эдуарда Кутыгина.