Колхозный треш

Вражда в деревне – последнее дело, ведь врагам приходится постоянно встречаться в силу ограниченной географии. Их вражда подспудно тлеет, подогреваясь взаимной ненавистью и разгораясь после очередного конфликта. За давностью лет уже никто и не вспомнит, из-за чего все началось, и кто стал зачинщиком ссоры, но заклятые соседи регулярно дают сельчанам пищу для сплетен и работу участковым, от всей души выплескивая ненависть к врагу всеми доступными средствами. И беда, если таким средством становится дробовик – надежно поубивать друг друга боеприпасом, снаряженным на утку, вряд ли удастся, а вот испортить шкурку врагу и собственную жизнь получится вполне.

Снежным октябрьским днем Владимир Вольфович Удальцов в очередной раз нарвался на Александра Васильевича Белобрысова и не смог пройти мимо, чтобы не плюнуть в ненавистную морду. Белобрысов вспылил и треснул Удальцова что есть мочи монтировкой, целясь в поганый рот, но тот успел заслониться рукой, и железяка прилетела по локтю, лишив Владимира Вольфовича возможности использовать в бою обе конечности. Получив таким образом значительный перевес, Александр Васильевич развил успех и, повалив соперника наземь, со вкусом отвалтузил Удальцова.

За «битвой титанов» наблюдал Геннадий Трифонович Синягин, откровенно болея за своего товарища Белобрысова, отпуская ехидные реплики в сторону побиваемого Удальцова и комментируя особо удачные удары. Удальцов же, сдавая позиции, спешно сыграл ретираду и скрылся за воротами своего дома, баюкая поврежденную монтировкой руку.

Колхозный бокс закончился, победители разошлись восвояси праздновать триумф, а поверженный Владимир Вольфович стал звонить Анатолию Порфирьевичу Козалупу, слезно жалуясь на свое бесславное поражение и жаждая отмщения. Козалуп приехал к Удальцову и они вдвоем поехали к Белобрысову требовать денег за побои. Однако Белобрысов был крепким орешком и побитому Удальцову денег не обломилось. Белобрысов, в свою очередь, позвонил Синягину и в телефонном разговоре узнал о визите недругов к нему с аналогичным требованием и решил прийти к нему, дабы держать совет, как быть дальше.

Отъезд вымогателей видела соседка Удальцова, Татьяна Лепихина, и слышала совсем неприглядные разговоры – Козалуп науськивал Удальцова выкрасть, буде случится, жену Синягина и погрузить ее в машину. Татьяна тут же позвонила Марии Ивановне (жене Синягина), дабы предупредить ее, но телефон не отвечал… Татьяна было разволновалась, но Мария Ивановна отзвонилась сама и рассказала о визите «бармалеев» с требованиями и ультиматумами.

Брат Анатолия Порфирьевича, Валентин, жил как раз рядом, по соседству с комментатором Геннадием Трифоновичем. К брату-то и привел побитого Удальцова Козалуп, чтобы за рюмкой чая обсудить план военных действий. Анатолий вместе с Удальцовым ходил к соседнему дому и неоднократно вызывал «на разговор» Синягина, на что тот лишь отнекивался, уходил в дом, и Белобрысова не сдавал.

Противоборствующие стороны постепенно нагружались крепкими напитками. Победители сидели дома, а побежденная сторона, распаляясь, устраивала провокации: Козалуп бегал под окнами Синягина и требовал денег за побои Удальцова, на что Синягин крутил пальцем у виска. Затем Толян начал стучать в окна, требовал от него деньги и угрожал тем, что отправит жену Синягина «зарабатывать деньги на трассу». Геннадий воспринял угрозу серьезно, и война получила новый виток.

Анатолий Порфирьевич и Владимир Вольфович уничтожили все запасы спиртного в доме Валентина и приняли волевое решение отправиться в магазин, для чего Анатолий попросил брата отвезти их в магазин для пополнения запасов. Пока Валентин выгонял автомобиль и закрывал ворота, Анатолий использовал время с толком и начал выкрикивать угрозы и оскорбления в адрес Геннадия, мол, он, Анатолий, приведет «своих ребят» и тогда Геннадию, его жене и детям придется плохо.

Александр и Геннадий вышли со двора, последний нес в руках дробовик. Валентин, увидев оружие, стал медленно подходить к соседу, уговаривая того успокоиться, Геннадий же, увидев, что Анатолий начинает выходить из машины, нажал на спусковой крючок и заряд дроби, разбив лобовое стекло, впился в кожу на груди Козалупа. Валентин начал загораживать собой брата, призывая к миру, и увел рассвирепевшего Синягина, уже переломившего ружье, чтобы зарядить новый патрон, во двор, и тот закинул оружие за баню. Белобрысов метнулся к машине, – посмотреть, что там у Анатолия, но тот воспринял движение как попытку нападения и сам набросился на Белобрысова: они упали в снег и начали биться в партере.

Валентин с трудом разнял неприятелей, посадил Анатолия в автомобиль и повез подстреленного брата в больницу. По дороге он побоялся, что растрясет раненого и завез его к племяннице – у нее было медицинское образование, и Валентин решил, что та сможет помочь. Дробь, хоть и не проникла глубоко в туловище Козалупа, но шкурку попортила изрядно, вызвав обильное кровотечение, из-за чего Анатолий стал похож на монстра из фильма ужасов.

Племянница Светлана не стала заниматься самодеятельностью и штопать дядьку, а мудро вызвала скорую помощь; «скоряки» на огнестрел вызвали ментов. Последние по горячим следам нашли всех участников побоища, допросили причастных, задержали виновных, изъяли следы, гильзы и ружье.

Правосудие неумолимо. Совершенное Синягиным преступление (покушение на убийство) УК РФ относит к категории особо тяжких. Шадринский райсуд назначил стрелку наказание в виде 6 лет 7 месяцев лишения свободы строгого режима.

Сергей Бобров.