Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Дом из дров: как добывают деловую древесину под видом низкосортной

Распространенную схему почти незаконной заготовки древесины пресечет вступивший после Нового года в силу расширенный вариант системы ЛесЕГАИС. Она призвана контролировать перемещение всего срубленного леса. На каждую партию теперь надо оформлять электронный сопроводительный документ, информация из него будет поступать в единую контролирующую систему, а сформированный приложением QR-код станет документом, который может потребовать любой сотрудник ГИБДД или охраняющий лес от браконьеров сотрудник надзорных органов и лесной охраны.  Фото: Илья Наймушин / РИА Новости0 До этой осени в стране существовал способ "условно законной" заготовки древесины, о котором в Рослесхозе знали, но по морально-этическим соображениям закрывали на такую практику глаза, рассказал "РГ" глава ведомства Иван Советников.

Сельский житель может получить порубочный билет на заготовку древесины на корню для строительства дома или на дрова. При этом выделенная делянка может находится в глухой чаще в нескольких десятках километров от дома. Без проходимой машины с прицепом, хорошей пилы и пары друзей даже молодому мужику в одиночку справиться трудно. А для пенсионера — почти невозможно.

"Схема была очень простая: договаривались с одинокими бабушками, чтобы они выписали доверенности на заготовку их квоты, скажем, 20 кубометров, — объясняет Иван Советников. — А потом делили ее напополам: половину бабушке, половину себе, как оплату за услугу. Тут не понятно, что делать: с одной стороны "схема", с другой — лишать людей возможности реализовать свое право на заготовку дров тоже нельзя".

Половина квоты, которая отходила лесорубам, зачастую почему-то состояла из хорошей деловой древесины, которую можно продать, например, на пилораму. Она могла быть заготовлена в другом месте. Для проверки в дороге у водителя были все документы: вот, мол, заготовил людям дрова, везу бабушкам.

Со стороны лесничего тоже особой опасности не было: если даже попасться на рубке не там, куда выписан порубочный билет, то договориться с человеком, у которого зарплата может быть, по данным Рослесхоза, и 15-20 тысяч рублей в месяц, не так сложно. Тем более что речь не о крупном нарушении, а так, вроде и по мелочи.

Оценить масштаб явления в Рослесхозе затруднились. По данным лесного ведомства, такой практики практически нет на северо-западе России, зато она довольно распространена в Сибири. На фоне 189 млн кубометров леса, официально заготовленного за первые 11 месяцев 2021 года, объем такой рубки можно считать незначительным.

У опрошенных экологов тоже нет точных данных, они считают, что "поездки по дрова" — не самое неприятное, с чем надо бороться в лесах.

Вместе с тем расширенный ЛесЕГАИС такой опции как дровяная заготовка не предполагает, признали в Рослесхозе. Решить проблему с дровами для жителей домов с печным отоплением предполагают другим способом.

"Обеспечивать их уже колотыми поленьями — прямая обязанность региональных властей, — сказал Иван Советников. — Заказать такую заготовку лесхозам, продавать по социальным ценам. Санитарные рубки, подчистки образуют большой объем древесины". Ее и предложено отправлять тем, кто зиму без запаса дров просто не переживет.

В регионах подобная практика уже применяется, однако по свидетельству местных изданий, даже при официальном завозе дров их объем может составлять лишь часть от выданной квоты. Вероятно, остаток положенной людям древесины тоже отходит кому-то "за работу".

More from my site

Top