Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Западные санкции ведут к трансформации нефтегазовой отрасли России

Основные трудности из-за санкций ЕС и США для отечественных нефтегазовых компаний связаны с изменением логистики — необходимостью перенаправлять экспортные потоки на восток, в страны Азиатско-тихоокеанского региона (АТР).

Западные санкции ведут к трансформации нефтегазовой отрасли России

При этом существующая инфраструктура в большей степени предназначена для поставок нефти и газа на Запад. К такому выводу пришли участники круглого стола о развитии российского ТЭК в современных условиях, который прошел в пресс-центре "Россия Сегодня".

В Европу мы сейчас поставляем газ только по контрактным обязательствам, а судьба дальнейших поставок будет зависеть от готовности западных стран расплачиваться по новой схеме (в рублях), предложенной Россией, считает директор "Центра энергетических исследований Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ" Вячеслав Кулагин.

По его мнению, в случае согласия большинства стран оплачивать газ в рублях наш экспорт на запад будет составлять до 140 млрд кубометров в год. Полный моментальный отказ едва ли возможен, не только из-за проблем с теплоснабжением и выработкой электроэнергии, а поскольку это приведет к остановке многих предприятий и даже целых отраслей в экономике западных стран, росту безработицы и стремительному падению уровня жизни.

По мнению главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова то, что Европа не может отказаться от российского газа сейчас, не означает, что она это не сделает в ближайшем будущем. Да, сейчас Европа не сможет жить без наших поставок, но и мы не можем перенаправить весь свой экспорт в страны АТР. В Еврокомиссии заявляют, что система оплаты российского газа в рублях, нарушает санкции, введенные ЕС против России. Но никто не может даже объяснить по каким пунктам они будут нарушены. Момент истины наступит в мае, но возможно, что процесс растянется, подчеркивает эксперт.

По нефти в России сейчас есть некоторое сокращение добычи, но заместить всю нашу нефть на мировом рынке не получится, отмечает Кулагин. Сейчас совокупный экспорт нефти и нефтепродуктов из нашей страны — 7,5 млн баррелей в сутки. Максимальный дополнительный объем, который могут дать другие страны — около 2 млн баррелей. Причем в него входят и интервенции нефти из стратегических хранилищ, которые сейчас делают США и некоторые другие страны. Помочь им могли бы страны ОПЕК, но для этого должно распасться соглашение ОПЕК+, в которое входит Россия, что будет невыгодно всем остальным участникам нефтяной сделки.

Проекты газопроводов в Китай, которые сейчас обсуждаются и начинают реализовываться, удастся запустить лишь ближе к 2030 году, считает Кулагин. Но если отказ западных стран от российского газа будет быстрым, то они оттянут на себя значительную часть поставок СПГ, а это в свою очередь сделает более сговорчивым в вопросах строительства новых газопроводов из России, например, Китай.

Еще одним инструментом снизить влияние санкций на российскую энергетику должно стать увеличение внутреннего потребления энергоресурсов. По словам руководителя Центра анализа стратегий и технологий развития ТЭК РГУ нефти и газа Вячеслава Мищенко, здесь по некоторым направлениям работа уже идет. Это газификация регионов и связанная с ней объединение в единую систему газопроводов Сахалина, Владивостока и "Силы Сибири".

А вот что касается роста потребления за счет переработки нефти и газа, то здесь есть множество вопросов по импортозамещению, которое было объявлено еще в 2014 году, отмечает Мищенко. По некоторым направления, в том числе по нефтепереработке, есть критическая зависимость от импорта технологий и программного обеспечения.

Пока Европа не может отказаться от нашего газа, но она постарается это сделать в ближайшем будущем

Как отметил Симонов, мы находимся под санкциями уже 8 лет, и столько же работает программа импортозамещения. А теперь выясняется, что у нас импортозамещение не получается, потому что нет комплектующих, которые мы получали из-за границы. И совершенно непонятно, что у нас с технологиями крупнотоннажного производства сжиженного природного газа (СПГ), что с технологиями многостадийного гидроразрыва пласта (МГРП — используется для добычи трудноизвлекаемых запасов — РГ), подчеркивает эксперт.

Также с точки зрения Мищенко, важна тема ценообразования на внутреннем топливном рынке. Даже наша нефть поставляется на российские нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) по ценам с привязкой к международным котировкам. И если эта привязка сохраниться, то цены на внутреннем рынке будут расти. Поэтому вопрос срочной отвязки внутреннего рынка от внешних индикаторов, очень животрепещущий. Нужно создать собственную систему ценообразования, но государственного регулирования, а рыночную, считает эксперт.

По мнению Симонова, необходимо еще определиться с ролью государства в трансформации энергетической отрасли в новых условиях. Пока основная тяжесть по перенаправлению экспортных потоков и поддержанию уровня добычи ложится на компании. При этом обещанные льготы на высоковязкую и вязкую нефть не введены, пересмотр демпфера (механизм компенсации нефтеперерабатывающим заводам финансовых потерь при поставках топлива на внутренний рынок) отложен. А отрасль сейчас, как никогда, нуждается в дополнительных инвестициях. И относиться к ней как к дойной корове сейчас нельзя, подчеркивает эксперт.

More from my site

Top